Перейти к публикации
Leo Sverdlovsky

Магия в литературе

Рекомендованные сообщения

Leo Sverdlovsky

Иногда так случается что автор книги попадает своим сознанием в реальный информационный слой, и тогда в тексте появляется очень интересное и познавательное объяснение того или иного явления. Чаще всего это происходит случайно и автор и сам не знает что надыбал, иногда он пытается это делать осознанно. Качество, в смысле насколько хороша книга с литературной точки зрения, большого значения не имеет.

Эта тема для таких отрывков.

Постарайтесь брать только интересный кусочек, не пытаясь выложить всю книгу.

Желательно так же указать автора и ссылку на книгу.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Leo Sverdlovsky

Картур Елена, Эльф-3.Двадцать лет спустя

http://zhurnal.lib.ru/k/kartur_e_w/elf-3.shtml

-Ладно, - хмыкнул он, - объясню на конкретном примере, чтобы понятней было. Вот сидишь ты сейчас и ковыряешься вилкой в своей тарелке в раздумье, какой бы кусочек на эту самую вилку наколоть и в рот отправить. А можешь и вовсе, если тебе вздумается, тарелку отодвинуть и сказать, что ты такую гадость не ешь.

После этих слов я внимательно принюхался к тому, что там у меня в тарелке имеется, вроде пахнет хорошо, особенно мясо. Учитель, тихо посмеиваясь, с удовольствием жевал свой ужин. Издевается он что ли?

-Ну и? - не выдержал я.

-Да ничего особенного. Что ты сейчас выберешь, я не знаю, и мне это признаться совершенно не интересно. Но если, предположим, я все-таки решу сейчас узнать с помощью своего дара твои дальнейшие действия, из множества вариантов выберу самый вероятный, или тот, который сочту таковым, даже просто самый мне понравившийся, то у тебя не останется никакого выбора.

-С чего вдруг?! - вскинулся я. Потом задумался, серьезно так задумался. Руслан ничего просто так не говорит, он же мой учитель как-никак, ему учить положено. Так что надо только мозгами чуток пошевелить и все пойму. Я и понял, только вот выводы мне что-то не понравились совсем.

-Хочешь сказать - влияние на реальность?..

-Угу, - учитель продолжал меланхолично жевать свою отбивную.

Нет, ну логично, если подумать. Первый этап - это возможность пользоваться информационным полем (Вселенной?) для получения нужной информации, а заключительный этап развития - уже возможность влиять на реальность через это же информационное. Не зря все-таки говорят, что мысль материальна. Получается, что все боги так могут?

-Слушай, а как же вы Холоса-то победили, а?

-Ну как победили, так и победили, он один, а богов много. Главное заставить всю эту толпу воздействовать на реальность согласованное, а не как кому в голову взбредет, - ответил Руслан, безразлично пожимая плечами. - И вообще жуй, давай. Или решил без ужина остаться?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Вир

— Сколько лет на свете живу, а подобных чудес ни разу не видел. Где такому учился?

— В Нимриане. У Лорда Лэйкила кен Апрея.

— Не слышал.

— Я и не надеялся… — вздохнул Дэвид.

— А страна эта где находится? — продолжал допытываться Симелист. — Долго ли идти? Или на корабле плыть надо?

Дэвид заколебался. С одной стороны, было очевидно, что Симелист не сможет помочь ему вернуться на Землю, или, на худой конец, в Нимриан. Вряд ли деревенский знахарь вообще подозревает о существовании множества миров. С другой стороны — все-таки собрат по профессии. Коллега, можно сказать. И вдобавок — незлой. Почему бы и не довериться?…

— Я из другого мира… — начал Дэвид.

Его рассказ не был долгим, но, стоило только закончить, Симелист немедленно засыпал его вопросами. Каким образом происходит перемещение между мирами? Откуда колдуны вроде Дэвида берут энергию для своих заклинаний? Много ли миров во вселенной? — и т.п. Дэвид отвечал, как умел.

— Я многого еще не знаю, — сказал он, наконец. — А энергию для заклятий черпаю из стихий.

— Из всего, что вокруг? — приподнял брови Симелист. — Я и сам это умею и потому знаю, что невозможно собрать столько силы, сколько ты собирал, когда чудеса мне свои показывал.

— Нет. — Дэвид покачал головой. — Не из самого мира. Из того, что за ним… Из стихий… Если угодно — из корней мира.

— Ты знаешь имена стражей, которые стерегут корни мирового дерева? — изумился Симелист. — Я полагал, что эти имена ведомы только богам. Но… если ты знаешь их имена, странно, что ты не смог исцелить даже гнома…

Дэвид покачал головой:

— Сейчас мы окончательно запутаемся. При чем тут какие-то стражи? Что еще за имена?

— Ну, как же… Только зная имя, можно управлять чем-то. — Симелист говорил таким тоном, будто бы объяснял самые очевидные вещи. — Если ты черпаешь свою силу из корней мира, ты должен знать имена духов-хранителей, которые сторожат эти корни.

— А может, у них нет никаких духов-хранителей? — осторожно предположил Дэвид.

Симелист недоверчиво нахмурился:

— Такого быть не может. У всякой вещи, у всякого зверя или птицы есть дух-хранитель. А уж у корней мира — тем более должон быть! Если знать имя, можно духом управлять или пользоваться тем, чем он владеет.

— Хмм, — сказал Дэвид. — Но ведь ты не призывал никаких духов, когда лечил Алабирка.

— Я не призывал? — выпучил глаза Симелист. — Да я призвал не меньше трех дюжин духов, способных помочь, и изгнал полдюжины опасных, которые вашего друга терзали.

— И что это были за опасные духи? — Теперь пришла очередь Дэвида удивляться.

Симелист произнес несколько длинных, протяжных слов.

— Что это еще такое?

— Это их имена, — ответил знахарь. — Неужели никогда не слыхал?

— Нет. А что они значат?

— Вред, боль и болезнь.

— Так. — Дэвид выставил перед собой руки. — Стоп. Давай-ка все-таки попробуем разобраться. Эти духи — они, вообще, разумны? Может быть, ты называешь духами какие-то силы… явления… состояния?

— Конечно, они разумны, — без тени сомнения ответил Симелист. — Как бы иначе я с животными управлялся?

— А при чем тут животные? Я думал, ты их просто приручил… кормишь их, вот они и живут вместе мирно…

— Кормлю? — Симелист снова тихо рассмеялся. — Это они, бывает, меня кормят. Не, я их не приручал… Попробуй-ка сам держать в доме мышей, кошку и сову, когда есть нечего — и увидишь, долго ли они между собой мир будут соблюдать… Нет, если бы я имена их духов не знал, ничего бы у меня не вышло. И дикие звери орехов бы мне не приносили… Отсюда вывод какой? А вывод такой, что духи не менее чем мы с тобой, разумны будут.

«Все дело в интерпретации, — подумал Дэвид. — В организации собственного мира… Лэйкил как-то рассказывал об этом… Кажется, он говорил, будто то, что мы воспринимаем как «магическую реальность» — то, что лежит за пределами наших физических ощущений, — само по себе не имеет никакого соответствия в мире привычных вещей и форм… Вторгаясь в тайную, неизведанную половину мира, мы неизбежно систематизируем ее, втискиваем в прокрустово ложе собственной методики восприятия… Методика может быть разной, отсюда и разность виденья мира… Фактически, мы каждый раз ограничиваем, неизведанное, отсекаем «ненужные» части, не укладывающиеся в нашу систему восприятия, преднамеренно сужаем и упрощаем собственный мир… Кажется, Лэйкил говорил, что если этого не делать, если совсем отказаться от какой бы то ни было системы интерпретации, мы не сможем творить чудеса… Чудеса возможны только внутри уже сформированной реальности. Если нет методики для формирования мира, нет и чудес… Если методика несовершенна, можно выбрать другую… В Нимриане магическое искусство существует тысячи, десятки тысяч лет. В Хеллаэне — еще больше. Та методика, которую они применяют, крайне прагматична и эффективна… Тот способ, который использует Симелист, более сложен и одновременно — более примитивен… Но, прежде всего — это ДРУГОЙ способ. Сумеем ли мы, в конце концов, понять друг друга, найти общие точки нашего опыта?.. Сомневаюсь. Но надо попробовать еще раз».

— Когда ты лечил Алабирка, — сказал Дэвид, — я видел, как ты использовал стихию Жизни. Кто тебя посвятил?

— Про это тебе помощник рассказал? — хитро подмигнул Симелист.

— Какой помощник?

— Дух, которого ты в доме вызвал.

— Я не… — Дэвид осекся и подумал: может быть, знахарь называет «помощником» заклятие Ока, которое он использовал для того, чтобы усилить свое колдовское восприятие? — Да, наверное. Так кто…

— Накажи своего помощника, — заговорщицки подмигнул Симелист. — Он тебе мало говорит. Среди тех духов, которых я приманил, жизнь только один стережет. Еще были духи здоровья, крепости, силы, судьбы, долголетия… Потом духи мяса, крови, костей… Потом…

— Я понял, — прервал Дэвид излияния деревенского колдуна. — Так кто тебя Жизни посвятил?

— Никто меня не… не это… слово какое-то странное…

— Ну, как же так… Я сам видел.

— Это тебе снова помощник нашептал? Накажи его обязательно. Мало того что он тебе многого не говорит, так вдобавок еще и врет.

— Нет. Это не… — Дэвид почесал затылок. — Ладно, спросим иначе. Кто тебя учил?

— Тетка моя, Авлета. Знаменитая ворожея была… Кого угодно за взгляд уцепить могла и через взгляд духа разумения или духа воления выманить… Я так не умею. У меня в другом, талант.

— Когда она тебя учила, с тобой происходило что-нибудь необычное?..

— Да постоянно! — воскликнул Симелист.

— Да нет, я не об этом… Ну был какой-то момент, когда все твое восприятие изменилось? Посвящение какое-нибудь?

— Нет, — мотнул Симелист головой. — Ничего подобного. Никаких просвещеньев не было.

Дэвида вдруг осенило:

— Когда духов впервые слышать начал?

Симелист задумался.

— А, вот ты об чем, толкуешь… Тетка мне про имена не сразу рассказала. Учила сначала травы различать, мир вокруг и себя слушать… Поила зельями горькими, от которых разум мутится и сам на время в духа превращаешься — в зверя какого или птицу, а иногда и в такого духа, для которого названия никакого подобрать невозможно…

— Но ты ведь сегодня никаких зелий не пил, — заметил Дэвид. — Когда ты сам научился их слышать?

— В месте это было заветном. Я уж тогда у тетки в учениках семь лет отходил. Повела она меня как-то в лес, к озерцу особенному и там, на островке на ночь оставила. То ли спал я там, то ли нет — сам до сих пор понять не могу. Но чудеса видел удивительные…

— А что это за место? — спросил Дэвид.

— Место и впрямь особенное. Люди и звери его стороной обходят, а духи, напротив, собираться там любят. Сильные-е… — Симелист покачал головой. — Имена свои не открывают. Но если глянется им человек — чудеса ему различные показать могут, научить, как имена младших стражей выведывать. А если не глянется — то поутру не будет на островке человека, а труп его рыбам на корм, пойдет.

— А ты, значит, им понравился?

— Как видишь, мил человек, жив я еще.

— Понятно, — сказал Дэвид. — А можно на это особенное место хоть одним глазом посмотреть?

Симелист вздохнул:

— Опасное это дело, чужеземец, ох, опасное… Впрочем, если ты и без того чудеса творить умеешь великие, отчего бы и не сходить? Если уж те стражи, которые на корнях мира сидят, тебе вреда не причинили, то и эти повредить не должны… — Знахарь повернулся к калитке.

— Что, прямо сейчас и пойдем? — удивился Дэвид.

— А что? Это недалеко. До утра, мыслю, вернемся.

* * *

…К озеру вышли как-то вдруг, неожиданно.

Строго говоря, это было вовсе не озеро: просто-напросто в этом месте река сильно разливалась, чтобы, впрочем, уже через двести метров вновь собраться до размеров небольшой лесной речки и неторопливо побежать дальше. Вода была настолько прозрачной, что даже сейчас, ночью, можно было увидеть стайки рыб, чешуя которых отблескивала серебром в лунном свете. На небольшом островке посреди разлива росло четыре дерева.

Вызвав Око, Дэвид присвистнул. Место и в самом деле было… мягко говоря, необычным.

— Штаны подверни, и иди спокойно, — посоветовал Симелист. — Дно неглубокое.

— А ты?

— А мне там делать нечего. Я тебя тут подожду.

Дэвид еще раз посмотрел сквозь Око на остров и промолвил:

— Может быть, я задержусь.

— Задерживайся, кто тебе мешает? — пожал плечами дед. — Мне торопиться некуда.

Дэвид снял ботинки. Подумав, стянул и джинсы — стесняться вроде бы некого. Вода оказалась холодной, но ничего, можно было и потерпеть. Дно было песчаным, без камней и ила. Пока Дэвид брел по воде, вокруг его ног нагло сновали рыбки, заинтересованные неожиданным вторжением, постороннего объекта на свою территорию. Появление человека их нисколько не испугало.

Оказавшись на острове, Дэвид отряхнулся, попрыгал на месте, малость обсох и снова оделся и обулся — городской житель в четвертом, поколении в штанах и ботинках он чувствовал себя куда комфортнее, чем без них. Он сел на землю, закрыл глаза и изменил уровень восприятия…

Теперь он мог более подробно рассмотреть то, что увидел еще с противоположного берега. Во-первых, энергетический фон на озере и на острове в несколько раз превышал все «нормы» для этого мира. Во-вторых, сам островок представлял собой сплошной кокон симелинэ — слово, используемое колдунами Нимриана для обозначения гэемона не людей, демонов и животных, а энергетических оболочек камней, рек, природных явлений и т.п. Симелинэ, внутри которой находился Дэвид, состояла из множества слоев, расположенных на первый взгляд совершенно хаотично. Энергия накапливалась здесь не один год, не десять и даже не сто лет, частью вливаясь в воздух, растворяясь в воде, земле и деревьях, частью — преобразуясь во что-то новое. Симелинэ в этом месте была похожа на сталагмит — столь же долгий процесс роста, такой же принцип образования; отличие было только одно: источник, породивший симелинэ, находился не вне, а внутри нее. Опытный колдун, поработав тут какое-то время, мог бы превратить «дикий Источник» в четкую, отлаженную систему, приспособив ее к своим нуждам, — вроде Главного Сплетения в Тинуэте, хотя, конечно, во много раз более слабую. У Дэвида не было ни опыта, ни времени для такой работы. Тем не менее, определенные надежды на это место он все-таки возлагал, потому как симелинэ островка была выстроена на базе стихии, которой у него не было и которую он очень хотел бы приобрести, — Жизни.

Перебрав в уме Формы, которые он мог использовать, Дэвид остановился на Паутине. Используя колдовской ключ, сплел заклятие, представляющее собой что-то вроде «перчаток» для действующих частей своего гэемона. Потянулся нитями Паутины к симелинэ. Благодаря заклятию он мог рассредоточить свое внимание на дюжину, а то и больше, различных потоков, манипулируя каждой отдельной «паутинкой» одновременно с остальными. Внутренняя структура симелинэ показалась ему похожей на бесконечный лабиринт. Пройти его, используя только один энергетический поток, было невозможно: в большинстве случаев, чтобы открыть следующую «дверь», нужно было поворачивать сразу несколько «рычагов», находящихся в разных частях лабиринта. Два первых слоя он прошел довольно быстро. Дальше начались сложности. Во-первых, по мере продвижения в глубину структура лабиринта становилась все более запутанной и многомерной. «Туннели» и «комнаты» ветвились и множились, подбор «кодов» к «дверям» отнимал все больше времени. Кроме того, часть нитей Дэвиду приходилось оставлять на пройденных уровнях — оставленные без контроля слои симелинэ начинали работать в своем обычном, режиме — захлопывали «двери», закрывали чужака в комнатах-ловушках. На каждом следующем, уровне Дэвиду приходилось удваивать число контролируемых энергетических потоков. Мало того, что это заставляло его работать на пределе сил, так еще существовала опасность, что он, в конце концов, допустит ошибку и сунется в очередную «дверь», используя неверный «код». Последствия в этом случае могли быть самыми плачевными. На восьмом уровне, когда он, наконец, ошибся, его несколько раз тряхнуло, будто от электрического заряда, но и только. К счастью, «перчатки» из Паутины поглотили большую часть выплеснувшейся энергии. Дэвид покрылся холодным потом, подумав, что будь заряд чуть-чуть посильнее или будь несколько таких же — он вполне мог остаться на этом острове навсегда: его собственный гэемон был бы сожжен, и вместо живого человека на острове появился бы медленно разлагающийся труп.

Дэвид вернулся в реальный мир, усложнил заклятие-паутину, предусмотрев возможность самостоятельного функционирования в лабиринте для отдельных пучков нитей, и снова вошел в симелинэ. Дело пошло куда быстрее и лучше, вдобавок «ключи» к первым восьми уровням, ему уже были известны. Без проблем добрался до четырнадцатого, затем, ошибся два раза (оба раза, по счастью, были «пустышки», не содержавшие в себе сколько-нибудь опасных для жизни энергетических сгустков). Продолжил работать дальше, по ходу усложняя и приспосабливая свое заклятие к условиям каждого нового слоя. Через два часа, наконец, добрался до базовых слоев симелинэ. Здесь, у самых корней «дикого Источника», можно было начинать охоту за желанной добычей. Колеблясь, Дэвид двигался мимо странных конструкций, живо напоминавших или пчелиные соты, или систему перекрученных трубок со множеством отверстий. Какие знания, какие способности можно приобрести, если войти в одно из отверстий и двигаться внутри конструкции по одному-единственному верному маршруту? Дэвид не мог себе этого даже представить. Он знал только одно: в случае неверного выбора он потеряет жизнь, душу или еще что-нибудь не менее важное. А, учитывая, что перекрестков внутри конструкции ему придется миновать несколько сотен, и на каждом перекрестке придется делать выбор как минимум, из двух (а иногда — из двухсот или трехсот) различных направлений, ошибиться было очень легко. Он двигался дальше, ища самую простую, и одновременно — наиболее яркую структуру. Согласно теории, озвученной как-то вечером его дражайшим, наставником, искомая структура, представляющая собой первоначальный ключ, который формирует проникающую в реальный мир стихию, должна была находиться в центре всего этого безобразия. Наконец Дэвид нашел что-то, что, по его представлению, более-менее соответствовало объяснениям кен Апрея — правда, твердой уверенности в том, что это именно то, что нужно, у него не было, и поэтому, сделав в уме заметку, маг-подмастерье продолжил поиск. Через час, ничего более подходящего не обнаружив, он вернулся к первой находке. Снова заколебался. Слишком велик риск. Что, если он ошибается? И даже если он прав, что, если его собственный гэемон еще недостаточно развит для того, чтобы принять в себя еще одну, уже четвертую по счету стихию? Правда, с момента последнего посвящения в Источнике Тинуэта прошло уже больше года, и его гэемон значительно усилился за это время, но… Дэвид мысленно перекрестился и вошел в центральный ключ симелинэ.

Он не умер, не надорвался, не потерял разум во время инициации — хотя был буквально на волосок и от первого, и от второго, и от третьего. Сгорев и заново возродившись в ключе, он без сил упал на траву и долго лежал так, не в силах пошевелить даже пальцем. Самое первое, легкое и безболезненное посвящение в Тинуэте вспоминалось теперь, как счастливая сказка. Истончилась ночь, отгорел рассвет, солнце поднялось высоко в небо. Только тогда Дэвид нашел в себе достаточно сил, чтобы кое-как подняться на ноги, умыться и отправиться в обратный путь, на берег волшебного озера, где его по-прежнему терпеливо ждал Симелист.

Из книги Андрей Смирнов Повелители волшебства http://www.a-smirnov.ru/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Azalis

Тем кто не читал, рекомендую весь сборних (на данный момент 4 книги) из цикла "Винландец в Нимриане", а также другие книги автора, например, "Князь лжи". Читайте, думаю найдете много интересного и в какой-то степени знакомого по ШМА.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Leo Sverdlovsky

Неплохое описание как передаются качества.

http://zhurnal.lib.ru/b/bashun_w_m/celitel_3.shtml

.............. Эти книги напрямую передадут свое содержимое непосредственно в вашу память. Не сразу, конечно, а постепенно. Скорость и объем передаваемых сведений зависят целиком и полностью от способностей студента. Как правило, за один сеанс передается одна двадцатая книги. При этом по цвету кристалла можно примерно определить общий объем переданных сведений. Белая часть кристалла показывает объем переданных сведений, цветная оставшихся. Но! И это очень важно! Пока знания не усвоены, они представляют собой не более чем набор бесполезных сведений, который со временем утрачивается. Для того чтобы эти сведения стали знаниями, они должны быть включены в общую структуру вашего мировоззрения, то есть знаний, представлений, убеждений, эмоций и так далее. Проще говоря, чтобы сведения стали полезными их надо осмыслить, пощупать руками, понюхать носом и попробовать на зуб. Щупать, нюхать и пробовать вы будете под руководством опытных наставников на практических занятиях, занимающих львиную долю всего времени обучения. А теперь внимание! После передачи сведений из магической книги очень вероятны всевозможные негативные побочные эффекты. Ваш мозг будет перегружен, а организм испытает стресс. В результате вы можете быть несколько неадекватны. Нивелировать негативные эффекты, если они проявятся во время занятий, вам помогут наставники. Однако, чаще всего, к сожалению, эти эффекты проявляются ночью и на этот случай в каждом корпусе общежития дежурят по двое опытных наставников. Вот почему академия требует, чтобы первые два года студенты жили непременно в общежитии. Впоследствии, когда вы научитесь сами справляться с собой, можно будет жить и в городе...........................

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Leo Sverdlovsky

- Слышал такое понятие - ходячая энциклопедия? ... Слышал, значит. Так вот. Есть ученые, обладающие обширными познаниями и ведущие плодотворную научную деятельность, и есть люди, обладающие не меньшими, а зачастую и большими познаниями, но не способные к творчеству вообще. Эдакие люди - справочники. Фолианты в панталонах или юбке. На любой вопрос тебе ответят. Назовут даже номер страницы в книге, где это написано. Однако, увы, на большее они, как правило, не способны. Они владеют не знаниями, а сведениями, часто не понимая их сути. Почему? Потому, что эти их сведения, находясь вне общей структуры, практически не принимают участия в самом процессе мыслительной деятельности, реализуемой на базе этой структуры. Так, во всяком случае, полагают наши теоретики. Обыватели же часто путают тех и других, принимая пустышки за больших ученых. Я не хочу тебя пугать, но очень часто эти ходячие энциклопедии как раз и характеризуются быстрым поглощением сведений из магических книг. Ну-ну! Только не надо отчаиваться. Один раз я уже ошибся в отношении тебя. Помнишь испытание? Дай Боги, и сейчас ошибаюсь. К тому же есть возможность помочь тебе. Существует гипотеза, что именно недостаток практических занятий вкупе со слабой энергетикой человека не позволяют воспринятым сведениям стать знаниями. Кстати, имей в виду, молодой человек, вместе с увеличением и усложнением структуры знаний человека существенно вырастает и его энергетика, и способность эффективно оперировать большими объемами знаний. Кроме лучшего состояния здоровья в целом, он еще и становится способен быстрее и качественнее решать всё более сложные задачи. Так что, не ленись и у тебя все получится, а академия тебе в этом поможет.

- Так что же делать?

- Не отчаиваться. Еще ведь ничего не произошло! Но поработать придется. Кристалл этот будешь носить на каждое занятие. Он устроен так, что при каждой активации проверяет наличие в памяти необходимых сведений и недостающие начнет передавать заново. Это первое. Второе. Я распоряжусь, и тебе выдадут бумажные книги по пройденным предметам, а уж ты будь любезен, обязательно после занятий их читай. Причем не всё подряд, а только тебе незнакомое. Допустим, открыл ты страницу - на ней описание растения. Ты про него все хорошо ЗНАЕШЬ, то есть помнишь сведения о нем и ПОНИМАЕШЬ, что там к чему. Тогда листай дальше. Наткнешься на то, что не понимаешь или понимаешь плохо - вот здесь то и перечитай обязательно. Может быть неоднократно.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость bogdanova

http://lib.rus.ec/b/136785

Хотелось бы узнать разные мнения об этой книге.

Поскольку мы знаем, что авторы фантастических произведений на самом деле могут выходить на разные информационные слои, есть ли в описанных событиях какой-нибудь магический смысл ? :icon_14:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость vladi

ТРЕТЬЕ ОТКРЫТИЕ СИЛЫ

"Первое открытие Силы совершает тот, кто находит Ее внутри, открывая тонкое в себе как часть бесконечной внутренней вселенной.

Второе открытие Силы совершает тот, кто находит Ее вовне, открывая тонкое в Мире как часть бесконечной внешней Вселенной.

Третье открытие Силы совершает тот, кто постигает полную тождественность внешнего и внутреннего, видя иллюзорность границ, обозначаемых между ними восприятием, и открывая для себя Единый Поток Силы. Этот Поток пронизывает Пустоту и сворачивает Пространство в вихри материи Мира, подчинен же Он только Воле, истоком которой является Намерение непроявленного Единого осознать самое себя и только лишь ради этого создать в себе проявленное - то, что может быть осознано и то, в чем воплощается осознание".

Мастер Зы Фэн Чу

Он стоял, повернувшись лицом на восток - к солнцу - и чего-то ждал.

Едва я, вскарабкавшись на обрыв, поднялся на ноги на самом краю, как он тут же начал двигаться, и это не было похоже ни на что, виденное мною ранее.

Его руки скользили по плавным замкнутым кривым невероятно сложной формы, словно просачиваясь сквозь воздух. Временами в движениях проскальзывали элементы ката каратэ. Но это были лишь элементы. Иногда кое-что напоминало ушуистские тао. Но это не было также и у-шу. Потом вдруг я видел движения тай цзи цюань, которые не были тай цзи. Элементы разных стилей цигун, вьет-во дао, казацкие перепрыжки и хлесткие тайские вертушки с характерным подъемом на носок вплетались в общий поток его движения, не становясь самими собой. И в то же время это было нечто целостное, непрерывное и непостижимо могучее. В любом малейшем шевелении каждого его пальца чувствовалась некая невыразимая полнота. Словно по его телу струились потоки чего-то, что придавало мышцам невиданную плотность, суставам - чуть ли не патологическую подвижность, а всем движениям - совершенно сюрреальную текучесть. Это было похоже на величественный танец, но он не просто танцевал. Я не понимал, откуда это мне известно, однако был уверен - танцуя, он что-то проделывает с солнцем, с потоком солнечного света. Я даже чувствовал, что вижу, как он всем телом пьет солнечный огонь. Мне видны были тонкие извилистые нити, протянувшиеся к его телу от солнечного диска. Я смотрел на них, не в силах поверить собственным глазам. Стеклообразно сверкая и неуловимо переливаясь всеми цветами и оттенками радуги, нити солнечного огня струились к середине его лба, ладоням, ступням, центру грудной клетки и к животу чуть ниже пупка. Плавными непрерывными текучими движениями он втягивал эти нити в свое тело и сматывал в три больших золотистых клубка - в голове, в груди и в животе, то есть как раз в тех местах, где, согласно схемам, должны были находиться три дан-тянь. Но до сих пор я видел только схемы в книжках и слышал чьи-то слова о киноварных полях, энергетических котлах, чакрах и Бог знает еще какой чепухе. Теперь же все было иначе: в обыкновенном нормальном теле обычного живого человека я созерцал три вихреобразно закрученных световых поля. Это настолько поразило меня, что я замер в неподвижности, завороженно наблюдая за тем, как он двигается. Я даже не мог сообразить - галлюцинации это, или я действительно что-то вижу. Он двигался все быстрее, быстрее, и быстрее... И потом вдруг - стоп...

Наматывание нитей на клубки прекратилось, танец сделался очень медленным, каждое его движение теперь излучало неукротимую мощь - некий поток поистине мозгокрушительного могущества. Неожиданно меня замутило. Словно потоки ураганного ветра растекались от плавно движущихся по непрерывным кривым рук и ног этого человека, проникали внутрь моего тела, и что-то делали с моим животом, сердцем и головой. Мне не нравилось ощущение, я чувствовал, что меня вот-вот вырвет, но изменить уже ничего не мог. Словно под гипнозом, я следил за каждым движением его пальцев, за каждым поворотом головы. Когда он делал оборот вокруг своей оси, я ощущал, как все пространство словно сворачивается в гигантский вихрь, и вихрь этот захлестывал меня звоном в ушах и диким приступом тошноты, которая тугим комом перехватывала дыхание и заставляла судорожно хватать разинутым ртом неуловимый и какой-то пустой воздух. После одного из его оборотов я не выдержал и, зачем-то склонившись над сорокаметровой пропастью, начал конвульсивно биться в приступе неудержимой рвоты. Однако рвоты как таковой не получилось, я смог выдавить из себя только горькую желчную слизь и отвратительные клочья какой-то коричневой дряни. Потом в глазах потемнело, невыносимо закружилась голова, и я почувствовал, как земля уходит у меня из-под ног...

Внезапный рывок сзади за волосы не дал мне сорваться с обрыва.

- Не нужно было смотреть на меня прямо в упор, - спокойно сказал он, - но ты сделал это и попался.

Я до сих пор не могу понять, что именно в тот момент потянуло меня к обрыву. Ведь вокруг расстилалась дикая степь, в которой можно было найти более чем предостаточно места для того, чтобы наклониться или даже встать на четвереньки и спокойненько вывернуться наизнанку. Достаточно было сделать несколько шагов, чтобы оказаться в полной безопасности. Он впоследствии утверждал, что ничего подобного в виду не имел, даже не подозревал, что все так обернется, и насилу успел схватить меня за волосы, чтобы не дать свалиться вниз. Не могу я понять также и того, почему после слова "попался" не съездил ему по физиономии и тем самым не поставил крест на развитии нашего с ним знакомства, а вместо этого сказал только: "Пошел ты..."

//////

У тебя приемник есть?

- Радио что ли?

- Да.

- Ну есть... - сказал я.

- Я всегда на всякий случай возил с собой маленький японский приемничек, но стралася его не слушать - после того, как, сидя летним вечером у палатки и поймав новости Би-Би-Си на английском языке, наткнулся на сообщение о гибели "Адмирала Нахимова".

- Дай на несколько дней.

- Зачем?

- Слушать, зачем еще?

- Зачем слушать?

- Да там в Москве неувязка вышла...

- Я насторожился:

- Какая такая неувязка?

- Да так... Несколько уродов решили переворот устроить... Гэ-Кэ-Чэ-Пэ называются. Государственный Комитет по Чрезвычайному Положению.

- Так они уже его объявили?

- Кого?

- Чрезвычайное положение...

- Ну да, а то как же... И танки на улицах. Все, как положено...

У меня неприятно засосало под ложечкой. Теперь домой поди доберись, если что-то серьезное начнется. Шутка ли - через пол-страны... Да и вообще, приход к власти реакции никогда ничем приятным не заканчивается. А эти еще к тому же начали прямо с чрезвычайного положения. Вот вам и перестройка... Только-только вздохнули посвободнее.

Видимо, все это было написано у меня на физиономии, потому что он сказал:

- Да ты не дрейфь, ничего не будет.

- В смысле?

- Ненадолго это. Дней на пять - это максимум... А так, вероятнее всего - три. И закончится почти без крови...

- Ты-то откуда знаешь?

- Знаю... Догадываюсь...

- Тоже мне, пророк-ясновидец...

- Ну так ты даешь приемник? А то ведь, если не дашь - то, глядишь, и затянется петрушка, и так легко отделаться не удастся.

- Я почувствовал, что он улыбается в темноте.

- А причем здесь мой приемник?

- Притом... Расскажу, когда все закончится...

Шизик... Но приемник я ему все-таки дал, а сам забрался нервничать в палатку, настроившись на бессонную ночь в раздумьях о судьбах страны, семьи и т.п. Раздумья, однако, не удались, поскольку минут через пятнадцать я отключился и спокойно проспал до утра, чем, проснувшись, был весьма "удивлен и даже удручен". Как же так - там такое твориться, а мне, вроде бы, начхать?..

Я выбрался из палатки в сверкавшее росой и клубившееся мягким голубоватым туманом дивное утро. Внутри выложенного белыми камнями круга лежал покрытый каплями влаги рюкзак.

Похоже, он так и не ложился спать...

Весь день я провел в напряженном одиночестве. Вернее, мне хотелось, чтобы оно было напряженным, но в действительности я чувствовал, что мне на все наплевать. Было даже немного стыдно.

В тот день он так и не появился, и на следующее утро его рюкзак по-прежнему лежал в центре круга из булыжников.

Он выбрел откуда-то из степи поздно вечером. Мне было слышно, как он, волоча ноги, подошел к своему рюкзаку, вышвырнул его из круга и тяжело рухнул на землю. Я спросил сквозь стенку палатки:

- Эй, у тебя там все нормально?

- Все о'кей. Спи... - ответил он, и в голосе его прозвучала жуткая усталость, смешанная с нечеловеческой печалью. По моей спине пробежали мурашки.

- А в Москве - что? - осторожно поинтересовался я.

- Я же сказал - все о'кей... Попытка переворота предотвращена, коммунистическая империя закончилась...

- Как это?

- Так... Махина рухнула и рассыпалась за пару дней...

- Уже рассыпалась? И много людей погибло под обломками поверженного монстра?

- Шутки шутишь?.. По официальным сообщениям - трое.

- Трое?!

- Пока трое... Но все еще впереди. Это уже не мое дело, но приятного будет мало... Как при падении любой империи - начнутся распри, освободительные движения в колониях, политические игрища между вчерашними союзниками с артиллерийскими перебранками по поводу власти в центре, войны мафиозных кланов за распределение сфер влияния, партизанский терроризм... Ну, и все такое прочее... Коммунистическое наследие, отсутствие экономической и правовой культуры. Да и с культурой вообще - напряженка... И, конечно же, славянский дух. Страшная штука... Хотя, конечно, на случай войны - радикальная. А война - она война и есть... Всегда - кто кого съест. Вся жизнь здесь - сплошная война... И короткие промежутки мира - только передышки для рождения нового поколения солдат... На это время война делается подспудной. Но прекратиться она не может никогда. Стремление к прочному миру - залог перманентности войны... Спи. Я очень сильно устал.

Увидев его утром, я чуть было не пришел в ужас, но потом вспомнил, что мне нет до него дела. Тем не менее зрелище, представшее передо мной, когда он подошел к моему очагу, было не из приятных. Сквозь бронзовый загар, покрывавший его лицо, проступала синюшно-мертвенная бледность, под глазами красовались темно-коричневые отеки, кожа выглядела сморщенной и сухой, а слой подкожного жира уменьшился раза в четыре. За два дня тело его постарело, как минимум, лет на двадцать. До того момента я был уверен, что ему не больше двадцати двух, но теперь видел перед собой человека, который на вид был раза в два старше меня. В глазах же его засела невероятная усталость, смешанная с безысходной потусторонней тоской. Это были глаза даже не столетнего, а, по меньшей мере, трехсотлетнего старца.

- Боже, что это с тобой? - спросил я.

- А что со мной? Все нормально...

- Все нормально? Да ты на труп похож!..

- Это пройдет... День-два - и я снова буду в форме. Расход энергии большой вышел...

- А что ты делал?

- Да, в общем-то, ничего. Радио в степи слушал...

- Что, двое суток подряд?

- Да... Батарейки придется заменить.

- Черт с ними, с батарейками...

- Хочешь, я объясню тебе все? Я ведь обещал... Теперь уже можно.

Автор книги Сидерский(Киев)

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Olga

Эту книгу Андрея Сидерского мне давали читать очень давно ...это одна из тех книг которая живет в памяти много лет и остается твоим учителем в жизни,не во время прочтения а уже гораздо позже приходит понимание того о чем в ней пишется такие книги хочется перечитывать вновь и вновь :icon_26-:

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость vladi

Мне эта книга близка тем, что в путче учавствовал а проживал дадеко от Москвы.

Да и систему движений которую показал ему мастер выполняю,не в полной мере но ...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Leo Sverdlovsky

Там, где мистика реальна, никакой мистики нет.

Чудо остаётся чудом, лишь пока оно существует в воображении людей. Стоит ему показаться на свет, оно перестаёт быть чудом, и становится фактором повседневной жизни. Такова психика людей, что любое, даже самое невероятное явление они легко встраивают в свою парадигму. Нужно лишь получить доказательства, что оно в самом деле существует, и активно вмешивается в "повседневную" жизнь. Прочее - дело техники.

В этом легко убедиться даже в рамках одного-единственного мира. Для обывателя убийство окутано тайной, романтическим и ужасным ореолом. Для оперуполномоченного - оно всего лишь работа, очередной досадный случай. И даже если улики собрать не удаётся, труп просто переходит в разряд "висяков", раздражает, но вовсе не пугает.

То же самое в любой сфере. Эльфы могут быть "дивным народом" для человека, впервые услышавшего их музыку, но для короля людей, которого наградили такими соседями - они обычная политическая головная боль. Для некроманта ходячий труп не более ужасен, чем лежачий для мента. Как только ангелы начинают регулярно являться к священнику, они перестают быть сакральными символами, становясь попросту начальством - возможно, суровым, крайне влиятельным, но никак не сверхъестественным. И наверняка уничтожение миров для кого-то тоже лишено апокалиптического величия, являясь скучной и грязной работой - наподобие уборки мусора.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Биру

Ричард Бах. Чайка по имени Джонатан Ливингстон

Повесть-притча

Надо читать всю повесть целиком. Смысл в ЦЕЛОМ. И другие его произведения тоже не просто литература.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Leo Sverdlovsky

Данная тема создавалась не просто как ссылки на любую около эзотерическую литературу (коей тонны), а для цитирования жемчужин иногда разбросанных даже в не очень известных или хороших книгах.

"Чайка.." хороша, как и другие его книги. И что? Где цитата которая вас лично чему то научила, или заставила задуматься?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Leo Sverdlovsky

Белое безмолвие смерти Серая Зона

"..................В них открытое применение магии делает технический прогресс невозможным".

"Погоди-ка. Это почему? Механизмы перестают работать, что ли?"

"Да нет. Просто их перестают развивать. Что уже есть - применяется, но дальше ни шагу. Творческая энергия устремляется в другую сторону".

"Любопытно. И чем же магия так привлекательна? Она вроде Тёмной Стороны Силы?"

"Если ты имеешь в виду - легче, быстрее, податливее, то нет. Саморазвитие волшебника требует не меньшего таланта и усилий, чем изучение боевых искусств или высшей математики. Заклинание света нельзя купить в магазине, как электрическую лампочку".

"В чём же тогда дело?"

"Магия - индивидуальна. Технология - коллективна".

"Поясни подробнее".

"Блин. Неужели не ясно? Смотри, в вашем мире есть такое понятие - американская мечта. Миф о человеке, который сделал себя сам, добился всего с нуля. Так вот - в техномире такое нереально. Возьмём для примера тот же самолёт. Чтобы его создать, работало целое конструкторское бюро, тысячи людей работали на авиазаводах, чтобы его произвести, и тысячи людей воспользуются плодами этого труда. Заклинание полёта ты разрабатываешь сам, в крайнем случае - получаешь от учителя. Но применяешь его сам, и летишь, чаще всего, тоже сам. Технический прогресс - атрибут общества, магический - твой, личный".

"Любопытно. Я в таком аспекте не задумывался об этом... но ведь магия доступна не всем?"

"Очень немногим. Но как правило, магический дар прорезается как раз у самых умных, изобретательных и честолюбивых. Так называемую пассионарную энергию, более известную в просторечии как "шило в заднице", после надлежащего обучения легко преобразовать в энергию магическую. Высокий интеллект или практическая смекалка отлично пригодятся в разработке новых заклинаний.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Искренность
Белое безмолвие смерти Серая Зона

"..................В них открытое применение магии делает технический прогресс невозможным".

"Погоди-ка. Это почему? Механизмы перестают работать, что ли?"

"Да нет. Просто их перестают развивать. Что уже есть - применяется, но дальше ни шагу. Творческая энергия устремляется в другую сторону".

"Любопытно. И чем же магия так привлекательна? Она вроде Тёмной Стороны Силы?"

"Если ты имеешь в виду - легче, быстрее, податливее, то нет. Саморазвитие волшебника требует не меньшего таланта и усилий, чем изучение боевых искусств или высшей математики. Заклинание света нельзя купить в магазине, как электрическую лампочку".

"В чём же тогда дело?"

"Магия - индивидуальна. Технология - коллективна".

"Поясни подробнее".

"Блин. Неужели не ясно? Смотри, в вашем мире есть такое понятие - американская мечта. Миф о человеке, который сделал себя сам, добился всего с нуля. Так вот - в техномире такое нереально. Возьмём для примера тот же самолёт. Чтобы его создать, работало целое конструкторское бюро, тысячи людей работали на авиазаводах, чтобы его произвести, и тысячи людей воспользуются плодами этого труда. Заклинание полёта ты разрабатываешь сам, в крайнем случае - получаешь от учителя. Но применяешь его сам, и летишь, чаще всего, тоже сам. Технический прогресс - атрибут общества, магический - твой, личный".

"Любопытно. Я в таком аспекте не задумывался об этом... но ведь магия доступна не всем?"

"Очень немногим. Но как правило, магический дар прорезается как раз у самых умных, изобретательных и честолюбивых. Так называемую пассионарную энергию, более известную в просторечии как "шило в заднице", после надлежащего обучения легко преобразовать в энергию магическую. Высокий интеллект или практическая смекалка отлично пригодятся в разработке новых заклинаний.

icon_26-.gificon_48.gif

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Биру
Данная тема создавалась не просто как ссылки на любую около эзотерическую литературу (коей тонны), а для цитирования жемчужин иногда разбросанных даже в не очень известных или хороших книгах.

"Чайка.." хороша, как и другие его книги. И что? Где цитата которая вас лично чему то научила, или заставила задуматься?

Р.Бах - это не "тонны". Это "эксклюзив", выражаясь современным языком. Из любой информации - один человек черпает одно, другой - другое. Любой источник информации доносит до человека лишь то, что ему необходимо знать именно на этом этапе. Цитата, кторая для одного значит многое, для другого может казаться абсолютно бессмысленной.. Из той же "Чайки" каждый выносит для себя индивидуальное.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алёна

Макс Фрай "Энциклопедия мифов", т.1

http://www.litru.ru/?book=86299

...Я думаю, что судьба человека вполне пластична и подлежит переделке.

Но только до тех пор, пока она не сформулирована. Пресловутая свобода выбора имеет место лишь на диких пустошах судьбы, пролегающих между возделанными, описанными и напророченными участками… Конечно, не обязательно быть великим пророком, чтобы прибить чужую жизнь гвоздями к

очередному событийному забору…

- Вот смотри, - продолжаю, не обращая внимания на младенческую муть в глазах заскучавшей жертвы. - Предположим, ты проснулся утром, грохнул чайник на плиту, пошел умываться. Ты сонный, ничего еще не соображаешь. В этот момент предстоящие тебе события и вещи, которые никогда с тобой не случатся, тождественны, они смешаны в одну большую кучу под условным названием "возможное". И тут на кухню выходит твоя маман и начинает нудить: опять проспал, троллейбусы ходят плохо, опоздаешь в институт, у тебя первая пара - сопромат, а Алексей Никитич давно на тебя сердит, ой, смотри, допрыгаешься; а когда тебя домой ждать, небось опять ночью заявишься от своего Макса, будешь винищем вонять на весь подъезд… Ну и так далее, по полной программе - что ты свою матушку не знаешь?

- Спасибо, поднял ты мне настроение!

- Сам дурак, пожилой мужик уже, двадцать лет почти на свете прожил, а от мамки с папкой на край света съехать ума не хватает. Ладно, твое дело… Так вот. В тот момент, когда твоя маман нудит поутру на кухне, она наивно полагает, будто ее речь окажет на тебя целительное воспитательное воздействие, ты уразумеешь, наконец, что такое хорошо и что такое плохо, покаянно упадешь на ее грудную клетку, после чего немедленно исправишься. А на самом деле она просто формирует программу твоего дня. Ты уже знаешь, что будешь двадцать минут ждать этот паршивый троллейбус, опоздаешь в свой сраный институт, поругаешься там со старым мудаком Аникой, а вечером зайдешь ко мне с бутылкой вина, потому что все погано и надоело, а Макс - трепло, но умеет поднимать настроение… И ведь умею же. Всем кроме себя. Глаза бы мои меня не видели!

- Ты чего вдруг?

- А ничего. Грустить изволю.

- Ты сначала объясни, что хотел сказать, а потом грусти.

- А я и так уже все объяснил. Твоя матушка - не бог весть какая Кассандра. Но есть такая разновидность черной магии, которой каждый человек владеет от рождения: предсказывать судьбу своим ближним. Вернее, не предсказывать, а навязывать свою версию. Она тебя поймала тепленьким, сонным, не соображающим ничего. В общем, в тот момент, когда ты слабее ее. Оформила в слова свое незамысловатое представление о твоем ближайшем будущем, и все, ты попал. Она уже запрограммировала твой день - не со зла, конечно, а по недомыслию - а ты и сопротивляться не стал. А уж когда какой-нибудь авторитетный "пророк" сформулирует вслух свою версию, тут вообще пушной зверь песец с потомством на дорогу выходит… Ясно тебе?

- Ну да. Но теория так себе. Ну сказали, ну вслух - и что? Слишком уж большое значение ты придаешь словам.

- Да, большое, пожалуй. Но не только я. Это свойственно всей человеческой культуре, а мы с тобой в этом котле, как ни крути, варимся. Уже, считай, сварились.

...

- Так ты Оллу знаешь, получается?

- Не знаю. Слышал, кажется, что-то, но… Она гороскопами торгует? Или я путаю?

- Скорее всего, не путаешь. Но Олла ничем не торгует. Гороскопы она, конечно, умеет составлять. И по руке гадает, и на картах. На обычных, и на картах Таро, и еще на каких-то странных картах, я таких нигде больше не видела, и и-цзин знает, и руны, и воск расплавленный в воду льет, а может просто книжку наугад открыть, и окажется, что там все про тебя написано… Ох, Макс, как только она не гадает! А еще говорят, она может внезапно уколоть человека

булавкой и по его крику определить, какой смертью он умрет.

- М-да… - завистливо промычал я, не в силах устоять перед гипнотическим обаянием вышеописанной кучи. - Но почему, кстати, ты решила, что мы знакомы?

- Да вот, когда я упрашивала ее мне погадать, Олла сказала мне ровно то же самое, что ты сейчас Мику тер. Дескать, смотри, дорогая, пока у тебя есть много разных дорожек, и ты можешь пойти по любой, а если я выполню твою просьбу, останется только одна дорожка: та, о которой я тебе расскажу. И нет, якобы, никаких гарантий, что это будет самая лучшая "дорожка". Но я тогда выпила, храбрая была, сказала: знать ничего не хочу, гадай, и все тут!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ивар

Сергей Лукьяненко

"Недотепа"

http://bookz.ru/authors/sergei-luk_anenko/...dotepa_083.html

А вот у мага никакого распорядка дня нет. Утром, когда маг открывает глаза, его переполняют гениальные замыслы. Строки новых могучих заклинаний, которые потрясут мир и покроют его неувядаемой славой (и золотом, конечно же), теснятся в его голове. Маг торопливо завтракает, очиняет перо и садится за письменный стол (ну, или мостится со своим наладонником где-нибудь на гнилом бревне, если он в походе). И вот торжественный миг близок… сейчас… сейчас волшебные строки придут в мир!

– Дорогой, ты не мог бы минуточку посидеть с ребенком, пока я почищу репу на суп? – спрашивает мага жена (да, да, как ни странно, многие маги – люди семейные).

Маг послушно принимается играть с ребенком, ибо жене решался прекословить только Черный Властелин (собственно говоря, именно из-за жены он и решил стать Черным Властелином, после чего превратил жену в иволгу и уехал в свой Замок Ужаса).

Но вот репа начищена, и маг снова садится над пергаментом. Первая строчка заклинания уже готова, перо нырнуло в чернильницу…

На столе начинает мерцать хрустальный шар. Это коллега-волшебник хочет немножко поболтать о магии, ну и еще пожаловаться на головную боль после вчерашнего симпозиума.

Разговор окончен, маг снова берет перо… И задумчиво смотрит на хрустальный шар.

А что происходит в мире? Стоит ли начинать работать над заклинанием, не выяснив, каков курс золотого королевского талера к серебряному самаршанскому динару? И чем закончилась стычка одного большого и двух малых горских княжеств в Серых Горах? Избран ли новый глава конгресса витамантов? А еще… а еще, конечно, можно немного пошалить и последить через хрустальный шар за женскими купальнями в Дилоне. Просто для вдохновения!

Но вот дела окончены, и маг снова берется за перо. Вот-вот, близок миг творения!

Но тут жена зовет его обедать реповым супом. И заодно начинает пилить по поводу отсутствия как золотых талеров, так и серебряных динаров.

После обеда маг некоторое время отдыхает – тяжело работать на сытый желудок. Потом приходит городской герольд и просит рассказать немного о магии – горожане очень интересуются. Над каким заклинанием сейчас работает уважаемый волшебник? А какое первое заклинание он придумал? Трудно ли сейчас стать магом – говорят, только по знакомству? Правда ли, что за некоторых магов заклинания сочиняют ученики? Кого из коллег волшебник уважает, а кого не очень? Много ли платят за заклинания?

Герольд уходит, а маг остается тупо смотреть в хрустальный шар. Все чудесные слова, придуманные утром, куда-то делись. То ли их унес с собой герольд, то ли они растрачены в болтовне с коллегами…

И так проходит весь день.

Если маг холост, то вместо жены и ребенка ему мешают дурак-слуга и какой-нибудь очередной авантюрист, решивший похитить из сокровищницы мага никогда не хранившийся там артефакт. Если маг в походе, то мешают муравьи, забирающиеся под мантию, глупые вопросы напарника-рыцаря и дурацкие проказы напарника-вора, порывы холодного ветра, который никак не удается заколдовать, и слишком сильный зной, от которого никак не укрыться.

В общем, только глубокой ночью, при свете звезд и колдовского огонька маг начинает творить свои заклинания. Они уже не такие красочные, какими виделись утром.

Но и то хорошо.

Изменено пользователем Artemigo

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Celst

"Вино из одуванчиков", Рэй Брэдбери.

Жаль было резать, но больно уж велика цитата. По-моему, 21-й аркан

В то утро, проходя по лужайке, Дуглас наткнулся на паутину. Невидимая нить коснулась его лба и неслышно лопнула.

И от этого пустячного случая он насторожился: день будет не такой, как все. Не такой еще и потому, что бывают дни, сотканные из одних запахов, словно весь мир можно втянуть носом, как воздух: вдохнуть и выдохнуть, — так объяснял Дугласу и его десятилетнему брату Тому отец, когда вез их в машине за город. А в другие дни, говорил еще отец, можно услышать каждый гром и каждый шорох вселенной. Иные дни хорошо пробовать на вкус, а иные — на ощупь. А бывают и такие, когда есть все сразу. Вот, например, сегодня — пахнет так, будто в одну ночь там, за холмами, невесть откуда взялся огромный фруктовый сад, и все до самого горизонта так и благоухает. В воздухе пахнет дождем, но на небе — ни облачка. Того и гляди, кто-то неведомый захохочет в лесу, но пока там тишина…

Дуглас во все глаза смотрел на плывущие мимо поля. Нет, ни садом не пахнет, ни дождем, да и откуда бы, раз ни яблонь нет, ни туч. И кто там может хохотать в лесу?..

...

— На свете нет кружева тоньше, — негромко сказал отец. И показал рукой вверх, где листва деревьев вплеталась в небо — или, может быть, небо вплеталось в листву? — Все равно, — улыбнулся отец, — все это кружева, зеленые и голубые; всмотритесь хорошенько и увидите — лес плетет их, словно гудящий станок. — Отец стоял уверенно, по-хозяйски, и рассказывал им всякую всячину, легко и свободно, не выбирая слов. Часто он и сам смеялся своим рассказам, и от этого они текли еще свободнее. — Хорошо при случае послушать тишину, — говорил он, — потому что тогда удается услышать, как носится в воздухе пыльца полевых цветов, а воздух так и гудит пчелами, да, да, так и гудит! А вот — слышите? Там, за деревьями водопадом льется птичье щебетанье!

Вот сейчас, думал Дуглас. Вот оно. Уже близко! А я еще не вижу… Совсем близко! Рядом!

...

Ведь уже почти случилось, — думает Дуглас. Не знаю, что это, но оно большущее, прямо громадное. Что-то его спугнуло. Где же оно теперь? Опять ушло в тот куст? Нет, где-то за мной. Нет, нет, здесь… Тут, рядом.

...

...Все трое наклонялись к самой земле, руки быстро и ловко делали свое дело, ведра все тяжелели, а Дуглас прислушивался и думал: вот, вот оно, опять близко, прямо у меня за спиной. Не оглядывайся! Работай, собирай ягоды, кидай в ведро. Оглянешься — спугнешь. Нет уж, на этот раз не упущу! Но как бы его заманить поближе, чтобы поглядеть на него, глянуть прямо в глаза? Как?

— А у меня в спичечном коробке есть снежинка, — сказал Том и улыбнулся, глядя на свою руку, — она была вся красная от ягод, как в перчатке.

Замолчи! — чуть не завопил Дуглас, но нет, кричать нельзя: всполошится эхо и все спугнет…

Постой-ка… Том болтает, а оно подходит все ближе! Значит, оно не боится Тома, Том только притягивает его, Том тоже немножко оно…

— Дело было еще в феврале, валил снег, а я подставил коробок, — Том хихикнул, — поймал одну снежинку побольше и — раз! — захлопнул, скорей побежал домой и сунул в холодильник!

Близко, совсем близко. Том трещал без умолку, а Дуглас не сводил с него глаз. Может, отскочить, удрать — ведь из-за леса накатывается какая-то грозная волна. Вот сейчас обрушится и раздавит…

— Да, сэр, — задумчиво продолжал Том, обрывая куст дикого винограда. — На весь штат Иллинойс у меня у одного летом есть снежинка. Такой клад больше нигде не сыщешь, хоть тресни. Завтра я ее открою, Дуг, ты тоже можешь посмотреть…

В другое время Дуглас бы только презрительно фыркнул — ну да, мол, снежинка, как бы не так. Но сейчас на него мчалось то, огромное, вот-вот обрушится с ясного неба — и он лишь зажмурился и кивнул.

Том до того изумился, что даже перестал собирать ягоды, повернулся и уставился на брата.

Дуглас застыл, сидя на корточках. Ну как тут удержаться? Том испустил воинственный клич, кинулся на него, опрокинул на землю. Они покатились по траве, барахтаясь и тузя друг друга.

Нет, нет! Ни о чем другом не думать! И вдруг… Кажется, все хорошо! Да! Эта стычка, потасовка не спугнула набегавшую волну; вот она захлестнула их, разлилась широко вокруг и несет обоих по густой зелени травы в глубь леса. Кулак Тома угодил Дугласу по губам. Во рту стало горячо и солоно. Дуглас обхватил брата, крепко стиснул его, и они замерли, только сердца колотились, да дышали оба со свистом. Наконец Дуглас украдкой приоткрыл один глаз: вдруг опять ничего?

Вот оно, все тут, все как есть!

Точно огромный зрачок исполинского глаза, который тоже только что раскрылся и глядит в изумлении, на него в упор смотрел весь мир.

И он понял: вот что нежданно пришло к нему, и теперь останется с ним, и уже никогда его не покинет.

Я ЖИВОЙ, — подумал он.

Пальцы его дрожали, розовея на свету стремительной кровью, точно клочки неведомого флага, прежде невиданного, обретенного впервые… Чей же это флаг? Кому теперь присягать на верность?

Одной рукой он все еще стискивал Тома, но совсем забыл о нем и осторожно потрогал светящиеся алым пальцы, словно хотел снять перчатку, потом поднял их повыше и оглядел со всех сторон. Выпустил Тома, откинулся на спину, все еще воздев руку к небесам, и теперь весь он был — одна голова; глаза, будто часовые сквозь бойницы неведомой крепости, оглядывали мост — вытянутую руку и пальцы, где на свету трепетал кроваво-красный флаг.

— Ты что, Дуг? — спросил Том.

Голос его доносился точно со дна зеленого замшелого колодца, откуда-то из-под воды, далекий и таинственный.

Под Дугласом шептались травы. Он опустил руку и ощутил их пушистые ножны. И где-то далеко, в теннисных туфлях, шевельнул пальцами. В ушах, как в раковинах, вздыхал ветер. Многоцветный мир переливался в зрачках, точно пестрые картинки в хрустальном шаре. Лесистые холмы были усеяны цветами, будто осколками солнца и огненными клочками неба. По огромному опрокинутому озеру небосвода мелькали птицы, точно камушки, брошенные ловкой рукой. Дуглас шумно дышал сквозь зубы, он словно вдыхал лед и выдыхал пламя. Тысячи пчел и стрекоз пронизывали воздух, как электрические разряды. Десять тысяч волосков на голове Дугласа выросли на одну миллионную дюйма. В каждом его ухе стучало по сердцу, третье колотилось в горле, а настоящее гулко ухало в груди. Тело жадно дышало миллионами пор.

Я и правда живой, думал Дуглас. Прежде я этого не знал, а может, и знал, да не помню.

Он выкрикнул это про себя раз, другой, десятый! Надо же! Прожил на свете целых двенадцать лет и ничегошеньки не понимал! И вдруг такая находка: дрался с Томом, и вот тебе — тут, под деревом, сверкающие золотые часы, редкостный хронометр с заводом на семьдесят лет!

...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Celst

"Опыт дурака или как избавиться от очков", М.С. Норбеков

Некоторые признаки 19-го аркана, пожалуй

Там я встретился с самим собой. Мне опять стали интересны цветочки, букашки, муравьи. На четвереньках ползал, наблюдал, как они ходят, перебирая ножками. Мне казалось, что я один вдруг почувствовал себя ребенком. Смотрю, с другими происходят те же вещи. Мы забыли все свои ранги, а самое интересное, заметили, когда все улыбаются, то городская мимика, некогда привычная для нас, теперь стала восприниматься как отклонение.

Вы видели когда-нибудь, чтобы взрослые люди играли в детские игры? Смешно, да? А мы играли. Это вообще было для нас естественным состоянием.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Ksenia_ZOI

АНДРЕ НОРТОН "ПРЕДТЕЧА"

Симса сделала шаг, вздрогнула…

Она ничего не видела, что то холодное непроницаемое повисло перед ней и заморозило ее. И такая темнота — не перед глазами, а внутри Симсы. И, однако, ее тянуло. Помимо ее воли рука с кольцом задвигалась, стала махать то вперед, то в стороны, как бы раздвигая невидимые завесы, расчищая проход через непостижимое.

Шаг за шагом она продвигалась вперед. Страх затемнил мир вокруг нее, сердце колотилось, дышать было трудно. Она смутно сознавала, что борется с барьером, который когда то убивал и мог убить снова. Но она не могла вернуться. Что то ждало ее и тянуло вперед.

Сколько времени это длилось? Может, несколько часов, может — дней, здесь не было времени, как измеряется людьми, была только война между двумя частями Симсы — одна пораженная страхом, другая жаждущая и тянущаяся вперед. Симса сознавала что не то кричит, не то плачет от боли, терзающей ее тело, ее дух. Ее разрывало надвое, если она утратит одну из частей, то все пропало, подлинная Симса перестанет существовать.

Наконец, она подошла к возвышению и остановилась, глядя на вторую себя, на ту, что была сутью расы, из которой произошла Симса. Руки ее мягко упали по бокам. А другая Симса смотрела на нее сверху широко раскрытыми глазами. Симса в последний раз тихо и жалобно вскрикнула и упала, ее борьба кончилась.

Тело ее конвульсивно сгибалось и сжималось, в уголках рта показалась пена.

Симса ушла в свою последнюю защиту, в свою внутреннюю часть, бросив все остальное тому давлению, которое навалилось на нее.

Навалилось? Нет, оно не хотело ни мучить е„, ни вторгаться, ни…

Теперь девушка уже лежала спокойно. Затем вздохнула, повернула голову и встретилась глазами с той, другой. Барьеры в ее мозгу ослабели и упали, казалось, что она всю жизнь была в трюме и вдруг неожиданно оказалась в широком пространстве под открытым небом. Эта подлинная свобода сначала была болью, потому что принесла с собой захлебывающийся страх…

Ее губы слабо шевельнулись, прося силы… власти… какой? Теперь здесь была только одна Симса. Ее тело лежало в родовых муках, в то время как ее мозг и дух формировались в другую. Симса не могла понять, она пыталась убежать от этого акта рождения, но выхода не было.

Пока она лежала, ее последняя защита вышла дыханием, как жертвоприношение. Последняя часть прежней Симсы громко закричала, что это смерть, конец — и опять страх темным облаком упал на нее.

Сквозь этот ужас пробивалось что то другое — светлое, чистое, свободное. Симса встала на колени и ухватилась за край помоста. Она была такой слабой, такой юной, новой, и это было…

Собрав остаток сил, Симса встала на ноги, продолжая держаться, потому что ей казалось, что мир опрокинулся и она кружиться среди звезд, великих солнц, планет… В голове ее тоже все кружилось, как если бы воспоминания накладывались на воспоминания, хотя не отчетливо, и она чувствовала, как она измучена и дух ее истерзан, словно она рабыня, избитая для удовольствия хозяина. Но это были не ее воспоминания. Разве она когда нибудь ходила среди звезд, правила мирами, а затем потеряла это правление из за вероломства времени? Она была иной, это было начало, а не конец.

И пока она держалась за эту мысль, воспоминания ослабели, погасли и ушли совсем, хотя время от времени единственная расплывчатая картина возникала в ее мозгу и исчезала снова. Как и в самом деле только что родившаяся, она смотрела на другую Симсу и начала чувствовать молчаливую теплую помощь и поддержку.

Ее руки скользили по телу, сдирая внешнюю кору — оболочку новорожденного, а затем встала, свободная от прошлого, короткого и темного прошлого, а также большей части долгого прошлого, яркого и устрашающего. Она поднялась на помост и кончиками пальцев коснулась жезла, который держала та Симса — скипетра и власти, и торжестенности. От этого легкого прикосновения жезл качнулся, наклонился и выскользнул в ее руку. Когда она сжала его, мгновенно произошла перемена: другая Симса стала всего лишь оболочкой. То, что казалось живой женщиной, стало статуей, осталось только то, что принадлежало этому миру…

Симса уверенно потянулась и взяла то, что было ее по праву — гирлянду из камней, диадему. Надев все это на свое тело, она гордо подняла голову. Рядом с Истинной матерью она была, вероятно, просто Симсой, но была также и Дочерью, пришедшей за своим наследством!

Она повернулась и посмотрела на путь, которым пришла. Теперь, надо думать, здесь уже нет для нее барьера. Гудящий крик у ног привлек ее внимание к Засс. Она встала на колени, с отвращением отодвинув в сторону сброшенную грязную одежду, и протянула руку. Засс подошла, волоча крыло.

Скипетром власти Симса коснулась этого крыла, провела жезлом по его поверхности. Крыло, частично излеченное в бассейне, теперь получало полную силу, и Засс взлетела вверх, радостно крича.

Власть осталась.

На секунду Симсу снова охватило кружение противоречивых воспоминаний. Она провела рукой по лбу. Нет, она не должна отталкивать то, что держит ее теперь. Все пойдет правильно, нужно только ждать. Ждать и действовать, когда она будет знать, что действие готово. А сейчас надо спокойно ждать, в свое время придет то, что наполнит ее, напитает ее дух.

Она улыбнулась и прижала жезл между грудями. Нет, она не та, что ожидала здесь сквозь время, но она той же крови, она дочь, брошенная через столетия в этот мир — может быть, случайно, а может быть, по плану, задуманному в далеком прошлом. Она пойдет туда, где призвана быть, и то, что она держит в себе, еще раз вплетется в дела людей и миров.

Засс кружилась в воздухе, издавая ликующие, торжествующие вопли. Два других зорсала подлетели к ней, и Симса присела глядя на них, на их радостный танец. Такие маленькие существа, такие по своему сильные… Мир может быть прекрасен, но только с приходом других, совсем других людей, когда злоба, ненависть, страх будут вынуждены покинуть день и уйти в темноту ночных снов.

Зорсалы полетели к выходу. Симса последовала за ними, не оглянувшись на кожу, которую сбросила, еще не родившись — грязную одежду, мешок. Бурная радость жизни, наполнявшая ее, когда она лежала в Бассейне Возрождения (он был создан более молодым и меньшим народом, познавшим очень немногое из истинного знания), теперь захлестнула ее. Она вытянула руки в надежде увидеть, как сила вылетает из каждого ее пальца. Этого не было видно, но это было. А сама она — лишь новорожденная, ей еще многому надо научиться, многое познать и многим стать.

Симса вышла. Солнце низко висело над руинами города. Если она захочет, она может воззвать к мыслям тех, кто жил здесь когда то, взять древний, высохший груз их памяти, но это не нужно. Все ушло в прошлое, и нет причин вызвать его обратно. Это была одна и та же история, с которой встречается все человечество, потому что все разумные существа исчезают. Медленное начало, гордый и торжествующий подъем и падение, разрушение, распад.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Ksenia_ZOI

Для скептиков icon_51.gif

Только закончила читать книгу Этьена Кассе "ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ АТЛАНТИДЫ. Великие атланты среди нас"

Книга очень увлекательна и легка к прочтению.

Хочу поделиться)))) Многие могут говорить или думать, что Б.М. Моносов типа сказочник, а как быть с другими "сказочниками"? Этьен Кассе не пишет, что Атланты были Магами, зато очень интересно проследует эволюцию человека.. Вобще его книга ведет через отрицание невероятного. Но его выводы совершенно недалеки от повествований Моносова.

В общем рекомендую почитать, кому интересна иная версия происходящего путем изучения истории, но слишком близкая к тому что изучаем мы в ШМА, icon_51.gif (Лично меня дергает отправиться в археологическое путешествие, чтоб увидеть своими глазами и окунутся в наше прошлое icon_ja.gif )

Скачать можно здесь

http://narod.ru/disk/18809108000/Kasse_Atlantida.zip.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость Светик

Макс Фрай. Жалобная книга.

..............

– Боюсь, у нас может выйти терминологическая путаница, – говорю. – Варенька, ты прости, пожалуйста, я тебя еще немного помучаю. Так вот, что касается жалости… ”Жалость”, как я ее понимаю, это чувство, направленное извне и, как бы это поточнее сформулировать, – ”свысока”, что ли… Жалеть – это значит наблюдать снисходительно, со стороны чужое копошение, полагать собственное положение куда более завидным, а себя, соответственно, более удачным экземпляром. Жалость при этом вполне может подвинуть человека на благородный, или, по крайней мере, просто полезный поступок, но чести она никому не делает. Так вот, ничего похожего я к людям давно уже не испытываю. Потому хотя бы, что знаю Великую, блин, Тайну Бытия: все, как ни странно, умирают. Абсолютно все, без исключения, причем, сравнительно скоропостижно. Полагать себя «более удачным экземпляром», чем кто бы то ни было, при таком раскладе – глупость, мягко говоря. Вот если бы среди нас затесался какой-нибудь бессмертный простак, он бы, пожалуй, мог позволить себе жалость… Ты успеваешь переводить? Здорово, спасибо. Без тебя я бы и четверти всего этого объяснить не смог… Так вот, чувство, которое я порой испытываю к людям, чьи дела идут, на мой взгляд, скверно, следует называть не ”жалостью”, а ”сопереживанием”. Сопереживание, в отличие от жалости, всегда внутри. Чтобы испытывать его, требуется способность оказаться в чужой шкуре – у меня она, как нетрудно догадаться, имеется, – и уже оттуда собственными глазами оглядеть ближайшие окрестности и дальние пригороды чужой души. Не содрогаясь, но и не умиляясь, сохраняя спокойствие, как наедине с собой, перед зеркалом. Оттуда, изнутри, действительно очень просто понять всякого человека… Дурацкая, кстати, общеизвестная формула: ”понять – значит простить”, поскольку настоящее, глубинное понимание наглядно показывает, что прощать, собственно, нечего.

Изменено пользователем Светик

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алёна

Макс Фрай. Хроники Ехо. "Чуб земли"

http://lib.rus.ec/b/173193/read

... сны видят все, — продолжает он. — Насколько осознанно ведет себя человек во сне, помнит ли он хоть что-нибудь наутро — это его частное дело. Вопрос личной выгоды и удовольствия: «И что я с этого буду иметь?» Ясно что: либо память и опыт, либо вовсе ничего. Но сны всем снятся. Отвертеться от исполнения своего предназначения никому не дано.

— Когда-то ты впаривал мне, что основное предназначение человека — путешествовать, желательно — между Мирами, — улыбается Макс. — А теперь выходит — сны смотреть? Человеческое предназначение явно меняется вместе с твоим настроением!

— Думаешь, поймал меня? — смеется Франк. — Обойдешься! Сон — это просто самый простой способ путешествовать из одной реальности в другую. Некий гарантированный минимум. Залог того, что никто не убежит завидной своей доли.

Продолжает с видимым удовольствием:

— И вот одни просто так шляются, а другие с пользой для всех: сочиняют новые города… и новых людей.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Алёна

Макс Фрай. Хроники Ехо. "Властелин Морморы"

http://lib.rus.ec/b/173194/read

Ни одна вымышленная реальность не может продолжать существовать, если на нее не обращает внимания никто, кроме собственного создателя. И, напротив, чем больше неравнодушных зрителей, тем сильнее наваждение. Впрочем, все это относится не только к наваждениям. Человеческое внимание — страшная силища, но мало кто умеет ею управлять. Вот в старые времена такие мастера встречались. В древних исторических хрониках эпохи великого заселения Хонхоны рассказывается, что завоеватель Ульвиар Безликий никак не мог разрушить замок своего заклятого врага. Сам-то враг давно уж был повержен, похоронен и почти забыт, но замок его все еще стоял на высокой скале и был крепок как скала. По мнению Ульвиара Безликого, это сооружение чрезвычайно портило пейзаж, ну и настроение заодно. Обычное колдовство не помогало: замок был заворожен на славу и застрахован от вторжений и разрушений на долгие века. Тогда Ульвиар Безликий сделал ненавистное сооружение невидимым, а людям сказал, будто разрушил его собственными руками. Рассказ получился хороший, страстный и увлекательный, изобилующий живописными подробностями, так что на эту тему было придумано великое множество песен и даже парадный танец „Разрушение Крепости”, который до сих пор иногда исполняют на сельских свадьбах. Окрестные жители то и дело смотрели на знаменитую скалу, констатировали: „Да, действительно, был замок — и нет замка”. Время шло. Пару сотен лет спустя Ульвиар перенес столицу завоеванных земель в другое место и сам не заметил, как думать забыл о невидимом вражеском замке. Запамятовал даже, что заклятие, которое делает предметы невидимыми, действует не вечно. И что ж? Когда туман рассеялся, оказалось, что замок рухнул, причем именно так, как описано в песнях. Такова сила человеческого внимания, подкрепленного способностью верить, не испытывая сомнений.

...

- Нынче я пришел к тебе в гости с подарком. Ты рад?

Джуффин наскоро водружает на лицо свою фирменную улыбку доброго дядюшки и отвешивает шутовской поклон. Потом вдруг делается серьезен и строг. Очень веско, подчеркивая каждое слово, говорит:

- Итак, запомни, пожалуйста: сбывшихся жизней может быть так же бесконечно много, как и несбывшихся. И даже больше — если, конечно, к бесконечности применимы определения "больше — меньше". Это и есть формула бессмертия, Макс. Твоя, персональная. Не уверен, что она еще кому-нибудь сгодится. Хотя…

— И что мне с нею делать? К какому месту прикладывать, чтобы проняло? Потому что пока вроде не пронимает. Уж извините.

— Когда ты был маленький… — вкрадчиво начинает Джуффин.

— Что сомнительно. Как я мог быть маленьким?

— Не занимайся ерундой. Если ты помнишь свое детство, значит, оно у тебя было, а все остальное — бесполезная философия. А если в один прекрасный день вместо одного детства ты вспомнишь два или три — тем лучше. От богатства, которое само в руки идет, не отказываются. Так вот, когда ты был маленький, твои родители подарили тебе коньки. Но купили их на вырост, размера на два или три больше, чем требовалось. Помнишь такой эпизод?

— Помню. И что? Хотите сказать, что этот ваш подарок тоже на вырост?

— Совершенно верно. Но — стоп, это важно! Помнишь, как ты поступил с коньками? Неужели спрятал в шкаф до лучших времен?

Макс невольно улыбается, тронутый воспоминанием.

— Ага, как же. Надел три пары толстых носков и гонял как ненормальный на следующий же день. Подумаешь — три размера!.. А на следующую зиму хватило и одной пары. Все-таки я быстро рос.

— Ну вот, с моим подарком следует поступать точно так же. Он, конечно, на вырост, ты очень правильно все понял. Но пылиться в шкафу он не должен. Начинай пользоваться прямо сейчас. Впрочем, ты уже давно им пользуешься. Мне хотелось только обратить твое внимание на этот факт. Чтобы ты продолжал в том же духе, но осознанно…

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Присоединяйтесь к обсуждению

Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.

Гость
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 эмодзи.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


  • Сейчас на странице   0 пользователей

    Нет пользователей, просматривающих эту страницу.

×
×
  • Создать...